Anfass (Вероника, но это в графе "о себе")) (anfass) wrote,
Anfass (Вероника, но это в графе "о себе"))
anfass

Притча о погубившем в себе Человека.

...В давние-предавние времена, когда в подлунном мире зла было больше, чем добра, жил в одном городе человек, очень чуткий к несправедливости, и звали его Юмарат, что означает "Щедрый сердцем". Тяжким даром наградил его Аллах: жить болью других, переживать чужие беды как свои собственные. Сердце Юмарата тонуло в слезах, когда слышал он детский плач - этот отчаянный крик нежной души, не одубевшей еще под ударами судьбы и людской грубости. Он страдал от унижения, когда видел, как сильный унижает слабого, мужчина - женщину... А однажды, когда на базарной площади торговец ударил шампуром как саблей по лицу нищего, потянувшегося было за отвалившейся от шашлыка луковицей, на щеке Юмарата вспыхнул рубец.
Страдания за людей истерзали сердце Юмарата. Но что может бедный простолюдин в стране, где правит грозный, могущественный падишах и его жестокосердные визири?
И пришел тогда Юмарат в Мекку, к храму Каабы, и взмолился:
- О, Аллах, милостивый и милосердный! Возьми мою жизнь, а душу низвергни в Хотаму, геену огненную, но сделай так, чтобы не было больше униженных и оскорбленных, а земная юдоль была подобна Джанне благодатной!
Удивился Аллах, услышав столь странные речи. Разве душа и жизнь смертных и без того не принадлежат ему? И с каких пор человек - порождение воды и глины - смеет сомневаться в справедливости испытаний, отпущенных ему свыше? Не в устранении бед и несчастий высшая мудрость, а в терпении и выдержке, с которыми следует переносить их...И отвернулся Аллах от человека, очень чуткого к несправедливостям.

А там, где нет Бога - поле деятельности шайтана, духа зла, коварного и изобретательного Иблиса. И предстал Иблис перед Юмаратом, предложил свои услуги:
- Я не всемогущ, - сказал шайтан, - и не хочу делать добро людям, ибо именно они послужили поводом к моему изгнанию, но все же я постараюсь сделать так, чтобы хотя бы в одном единственном царстве было так, как ты хочешь...
- Вот тебе душа моя! Нет в ней больше Аллаха! - прервал его Юмарат.
Рассмеялся Иблис, довольный:
- Согласен!
И Юмарат почувствовал, как облегчилось сердце его, расставаясь с душой, израненной скорбью.
А дьявол продолжал:
- Да вот беда, сам я не могу установить порядки в стране правоверных. Это дело людей. Я сделаю тебя властелином земель твоих и будет все, как повелишь.
Юмарат просветлел лицом, и увидев это, опять рассмеялся Иблис:
- Я не дэв, - сказал он. - Я не могу возвысить тебя над сынами пророка с помощью волшебного заклинания. Ты сам должен добиться власти и послушания. И тем же путем, который заведен среди вас, порождения воды и глины - вероломством и жестокостью, щедрыми посулами и обманами, клеветой и насилием. Не бойся, все это - до поры. Настанет час, и ты перестанешь нуждаться в этом оружии, потому что не будет никого сильнее тебя, никого, кто был бы тебе опасен. И тогда установишь ты в своей стране порядки, которых жаждешь, и те немногие слезы и горе, что посеешь по пути, искупятся долгими годами всеобщего благоденствия. - Так говорил Иблис, заключая сделку. - Я оставлю тебя, но не прежде, чем станешь могущественным повелителем, не знающим себе равных. Я не буду мешать тебе вершить задуманное, хватит мне и той малости, что заплатишь по дороге.
..................

Шесть лет, шесть месяцев и шесть дней пробивался Юмарат к заветному трону. Много горя и зла посеял он в стране, вырастившей его. Прав был Иблис, утверждая, что насилие, красивые обещания и бесстыдство - самый короткий путь к всевластию. Слабые, отягощенные честностью и страхом за свои семьи, люди подчинились Юмарату, а головы тех, кто осмелился противостоять ему, изглодали мерзкие шакалы. Жадные и завистливые визири, окружавшие трон, переметнулись к Юмарату, соблазненные щедрыми посулами и звоном монет. И настал день, когда старый падишах, забытый и преданный слугами своими, бежал из страны, опасаясь кривого ножа и мешка с солью.

И взошел Юмарат на трон.
Тогда явился к нему Иблис и сказал:
- Шесть лет, шесть месяцев и шесть дней властвовал я в душе твоей и ты достиг того, что было тебе обещано. Теперь ты сам себе господин. Верши то, что задумал...Если сможешь...
Усмехнулся Юмарат:
- Тебе не удалось обмануть меня, порожденье копоти! На что надеялся ты, в неверии своем уподобившийся смердящим джинам, - что запятнав свои руки кровью правоверных, преступив законы и запреты Пророка, я забуду, ради чего я распнул нежное сердце свое?! Я не забыл. Ты надеялся, что мерзостная жизнь моя, пропитавшись смрадом бесчинств, развратит мою кровь? Ни на минуту не утихала во мне жажда стать прежним. Ничего ты не добился. Я искореню зло в стране, подвластной мне.
Пришел черед смеяться Иблису, и смех его был подобен тысячам громов. До сих пор в тех краях живет память о буре, разметавшей по барханам караваны с тяжелой поклажей, обрушившей скалы и сорвавшей с деревьев плоды и листья. Даже кора сползла с наполненных соком стволов как змеиная кожа по весне - так смеялся Иблис.
А потом он сказал:
- Никому из смертных не дано двух жизней. Как черепаха не может освободиться от панциря, так и вы, жалкие сыны тины, вынуждены влачить груз прошлого, отравляющий плоть вашу и кровь.
И вернул Иблис Юмарату душу...
Только не облегчение испытал от этого Юмарат, а жестокую, несравнимую ни с чем боль. Неуютно было душе - по-прежнему чуткой и легкоранимой - в теле человека, сеявшего в стране горькие плоды коварства и зла.
Трудную ночь провел Юмарат и встал утром с лицом темным и обезображенным горестными морщинами, как скорлупа грецкого ореха. Грузными, неверными шагами пересек он все тридцать три дворцовых зала, сияющих пышным убранством, и ни на чем не остановился взгляд его.
И спустился Юмарат в сокровищницу падишахов - к мертвым камням и металлам, собранным воедино алчностью и тщеславием правителей, возомнивших себя наместниками Аллаха на земле.
Холодно и нагло поблескивали дорогие безделушки при трепетном свете его факела, словно болотная грязь под луною, и Юмарату подумалось, что ни один из сапфиров, гранатов или бриллиантов не стоит и слезинки из того моря слез, что пролиты ради них: людские слезы по крайней мере знают тепло щек и упав на траву, подобно капле росы, сверкают ярче любого алмаза. Юмарат погрузил руку в сундук с золотыми монетами, но только прохладную слизь полированного металла ощутила кожа его. Тонкие нити из драгоценных камней струились по ладоням Юмарата, как холодный песок в ночной пустыне, не вызывая ни восторга, ни радости обладания.
"Как глупы и ничтожны люди! - подумал Юмарат. - И я думал осчастливить их, раздав эти сокровища! Жадные, завистливые псы! Золото окончательно развратит их мечтой о праздности и неге. Разве не достаточно им красот багроволикого заката или тихоструйной речной глади, с которой не сравнится никакая бирюза? Не оделять правоверных золотом и драгоценностями, а оградить их от того, что они еще имеют - вот благо, которым я облагодетельствую своих подданных".
И Юмарат поднял факел высоко над головой, чтобы лучше увидеть, много ли еще сокровищ может вместить подземелье.
"Да. Да, отобрать все и замуровать здесь, во дворце. Истребить всех ювелиров и гранильщиков, а блудливые руки их прибить на городской стене, чтобы никому не повадно было смущать сердца правоверных фальшивой красотой безделушек."
Так думал Юмарат, расхаживая по пышным коврам, устилавшим покои падишахов. Искусные мастерицы соткали эти ковры, украсили их диковинными узорами и картинами охоты. Тонконогие арабские скакуны вытягивали шеи у его ног в последнем усилии нагнать стремительных львов и гепардов. Всеми цветами радуги переливались сказочные леса и луга, и пугливые лани грациозно перелетали со скалы на скалу.
- Мягкое ложе! - горько усмехнулся Юмарат. - Не оно ли - источник, питающий праздность? Я освобожу подданных от этого пестрого тряпья, и мужчины моей страны вновь научатся спать на голых камнях, положив в изголовье седло и меч, а женщины узнают чистый запах камыша и трав...
Тут далекая печальная песня достигла ушей Юмарата:
- Милый! На сто стоянок удалился ты от моей любви, но я не устаю повторять: чистого тебе неба, ласкового ветра и долин, благоухающих розами! Вернись! Лук бровей твоих и стрелы ресниц направь в мое сердце. Скорее пронзи его, чтобы река любви моей горячей волной стекла к ногам твоим...
Потемнел лицом Юмарат. Грустная песня девушки напомнила далекую весну его первой любви. Но смутны были воспоминания Юмарата и он легко отогнал их. Зато память плоти цепко сберегла образы женщин, отдавшихся ему ради лживых ласк и по его наущениям предавших мужей и отцов.
- Ты врешь, певунья! - сказал себе Юмарат. - Очень скоро забудешь своего милого в объятьях другого. Жалкий сосуд греха, притворяющийся вместилищем добра и нежности!
И Юмарат трижды хлопнул в ладони:
- Проводить меня в гарем, - приказал он явившемуся на зов евнуху.
Прекрасны были все 39 жен сбежавшего падишаха. Тонки и бледны были их лица, оттененные черными густыми локонами, подобными смоле, прикипающей к взгляду. Тщательно, словно породистых кобылиц, оглядел Юмарат каждую из них и ни в ком не нашел изъяна. Кроме одного: печальны были глаза их и полны скорби.

- Уж не о прежнем ли господине вы печалитесь? - просил он женщин. - Сегодня вы можете говорить искренне: я милосерден и исполню любое из ваших желаний.
И выступила вперед одна из женщин, самая старшая:
- Нет, повелитель, - сказала она. - В ином наше горе. Все мы были когда-то свободны и имели возлюбленных. Нас силой заточили во дворце, но сердца наши остались по-прежнему верны нашим избранникам.
- Я вылечу ваши сердца, - пообещал Юмарат. - Назовите имена ваших возлюбленных.
...К вечеру, едва первая из звезд прорвала голубой шатер неба, в тронный зал пришли 39 воинов с лицами пустыми и твердыми, как валуны в степи. В руках у каждого - мешок из козлиных шкур, чем-то наполненный до половины.
Тело Юмарата, натренированное в долгих походах и битвах, легко соскочило с трона, и он даже подивился легкости и силе - ведь еще утром он еле передвигал ноги.
Юмарат слегка пнул крайний из мешков и спросил:
- Кто он?
- Пастух из Эль-Хабейды.
- А это?
- Ученик звездочета...
И у каждого из обезглавленных по приказу падишаха была своя жизнь, свое имя.
- Я вижу, твой мешок пуст? - остановился Юмарат перед одним из убийц. - Ты осмелился меня ослушаться?!
- О, Повелитель! Меч ислама! Гроза неверных! Наместник Аллаха на...

- Короче.

- Одна из рабынь твоих назвала имя славнейшего под луною, да будут благословенны дни его!

- И чье же это имя? - презрительно спросил Юмарат и обнажил меч.

- Твое, о, повелитель!

Только на мгновенье замер Юмарат, а потом сказал с раздражением:

- Эта женщина любит не меня, а мою тень. Так пусть же сама станет тенью!

Но увидев, что палач после его слов потянулся к кривому ножу, добавил:

- Живой тенью. А это - Юмарат указал на мешки, - раздайте. Они мечтали о встрече с возлюбленными, что ж, свидание состоится, слово падишаха - закон. И уже никто не будет печалить их!

.............

Прошли месяцы, и караваны стали обходить стороной земли, которыми правил Юмарат. Да и как торговать с нищей, обездоленной страной, где люди подобно мертвецам, лишены всего, даже песен? Лишь иногда какой-нибудь заблудившийся путник забредал случайно к стенам некогда большого города, но напуганный горестным плачем, доносящимся из сумрачной башни у городских ворот, спешил повернуть прочь.

- О, мой единственный! - неслось ему вослед, - Ты был таким любящим и нежным. Что же случилось с тобой? Почему черные змеи свили гнездо в сердце твоем?...

Это плачет женщина, любившая человека с чуткой, отзывчивой душой.

.............

А Юмарат? Полный сил, преисполненный рвения, он сеет в своей стране горе и слезы. И только изредка удивляется, как это он не узнал в толпе невольниц свою былую возлюбленную? Да еще порой Юмарат пытается прислушаться к движениям души своей, но не находит ничего, кроме пустоты.
Tags: музей имени меня
Subscribe

  • (no subject)

    Теперь в Беларуси за подписку на независимые телеграм-каналы можно получить до семи лет тюрьмы А в Сети — наоборот. За неподписку. Не так ли?…

  • (no subject)

    Бу-бу-бу...

  • (no subject)

    Что на самом деле было в покаянном письме Березовского Путину Знаете, за что вас не уважают? Чего, при чем тут «а в конце было то-то, на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments